Путешествие в Оксфорд или «Колледжи грезят о Средних Веках»

Автор: Михаил Сорочкин

7c23cba37327b9c671a8acee12ac7572.jpg

Великобритания, 12 -22 июня 2015

Так случилось, что в середине месяца довелось нам осуществить стародавнюю и, думалось уже, неосуществимую мечту - побывать в Британии. Наши в туманном Альбионе помогли с оформлением виз и выбором недорогого полета, дали необходимые советы, устроили с жильем и опекали все время, за что спасибо им и поклон. 

Поэтому воспользовавшись услугами Трансаэро, с любезного разрешения посольства Ее Величества, давшего визу на полгода, в результате нескольких внутригородских и международных квартирных перемещений оказались мы на 10 дней в университетском общежитии в Оксфорде в самой середине довольно прохладного, ветреного и умеренно дождливого по временам нынешнего июня. Герб города – красный бык, ступающий по речной волне – связан с его историческим наименованием «Бычий брод».

За окошками нашей обители идеально выстриженная лужайка, окаймленная чопорными хвойными деревьями и рассаженными с изысканностью опытного ландшафтного дизайнера только что отцветшими высокими кустами, забросавшими газон вокруг побуревшими лепестками. Здесь воркуют горлицы, особенно по утрам, а по лужайке, крышам гаражей и даже шероховатым стенам бегают серые щекастые белки, за которыми с удовольствием подглядываем из окон. Совсем рядом детский сад, где у входа в сношенной обувке посажены цветы. Мы посетили 3 колледжа из 38, работающих в городе и составляющих базу, из которой университет отбирает ежегодное пополнение. Юридически колледжи и университет не связаны почти между собой, разве что университет может влиять на программы колледжей, предлагать им вводить новые предметы и направления. Каждый из колледжей имеет свою историю, свои здания, своих верных выпускников, своих покровителей и спонсоров, свою территорию и парк.

Первый из них, в котором мы побывали и которому в определенном смысле обязаны приездом сюда, поражает уже при входе сочетанием зданий старинной архитектуры и построек с выраженными элементами готики. Возможно, единственным новоделом в этом антураже является невысокий библиотечный корпус, построенный по проекту Фрэнка Ллойда Райта. Частая деталь экстерьеров колледжей – солнечные часы на одной из башен. Совершенно органично смотрится здесь довольно протяженный фрагмент старинной городской стены, принадлежащей городу, а не колледжу и лишь доверенной ему в пользование и присмотр. Нам по счастливому случаю удалось вместе с группой допущенных попасть в церковь колледжа и полюбоваться стенными витражами и скульптурой. Обращает на себя внимание врезанное в стену мемориальное панно с перечислением погибших в Первую Мировую войну студентов и выпускников колледжа. Единственный кстати в городе колледж, где в таком мартирологе указаны имена учащихся и выпускников - немцев, здесь обучавшихся. Так счел нужным тогдашний глава колледжа, посчитав, что принадлежность к альма-матер важнее, чем то, по какую сторону фронта сложили голову ее выпускники. И это еще один пример академической независимости, свято соблюдающейся в Оксфорде. Вообще-то церковь эта открыта для студентов и преподавателей и их гостей.

Меж зданий колледжа покрытый знаменитого английского качества газоном традиционный для всех колледжей прямоугольный quad. По его изумрудному стриженому травяному покрытию разрешается прогуливаться профессорам, остальные могут им любоваться, не переступая его границ. Не переступая. Особенной достопримечательностью учебного заведения является его парк. Знатоки говорят, что не самый красивый в этих краях. Не знаю, как он по сравнению с садами Семирамиды и райскими кущами, где мне еще не удалось побывать, но парк этот произвел на меня большое впечатление. Его даже поверхностный, в рамках непродолжительной экскурсии осмотр создает такое же впечатление, как знакомство с умным, широко образованным человеком с традиционными взглядами и пристрастиями, спокойного, достигшего высокого уровня самопознания и совершенства. Я узнал, что многие годы пестованием сада занимался специалист по античной истории из числа преподавателей, который на довольно значительные выделяемые колледжем средства создавал это гармоничное и стильное произведение ландшафтного искусства. Сейчас продолжением этой работы занимается его преемник. В парке сочетаются деревья, цветущие кустарники и цветы, впечатление от подбора и симбиоза которых заставляет думать о том, что такое было бы под силу лишь создателю всего сущего, если бы он не отвлекался на другое и посвятил дни творения только ландшафтному дизайну.

Шел довольно ощутимый, хоть и не по здешним понятиям дождь, я пытался прикрывать от него камеру, а потом пренебрег осторожностью. В этот холодный с моросящим дождем день мы встретили только пару торопившихся куда-то студентов и мудрую птицу, подобно нам любовавшуюся парком. Почему-то сады Эдема представлял я ранее веселыми, радостными и яркими, с бьющими фонтанами, наполненными многоцветными цветочными композициями и сладкоголосым пением птиц, чем-то наподобие садов Альгамбры. Возможно, я был не прав, и эти мрачноватые под дождем, тенистые кущи, рассказывающие что-то простое и возвышенное, то, с чем ты не встречался, но, как сейчас понял, о чем грезил и к чему стремился долгие зрелые годы, они и есть. И это не единственный и даже не самый красивый, как мы чуть позже имели возможность убедиться, парк в Оксфорде.

Следующим был колледж Церкви Христовой, Christ Church. Это, наверно, самый большой колледж в Оксфорде. Он был основан в 1525 г., а через 21 год после учреждения здесь кафедрального собора для Оксфордского прихода получил свое нынешнее наименование. Башня на одной стороне непременного для каждого колледжа quad именуется Том, построена сэром Кристофером Реном, архитектором и многогранным ученым, закончившим в свое время Оксфордский университет. Имя свое башня получила благодаря большому Тому - одному из самых крупных колоколов в Англии (6 тонн). Вначале колледж насчитывал всего 101 обучающегося. Поэтому ежевечерне, в 21.05 в колокол звонили 101 раз. Окаймляющее quad квадратное здание содержит общую трапезную. Стены зала украшены портретами бывших членов колледжа, включая Чарльза Доджсона, известного нам под именем Льюиса Кэрролла. Герои "Алисы в стране чудес" присутствуют на одном из витражей зала.

«С башни доносится звон колокольный,
Колледжи дремлют в объятьях теней».

Членство в любом колледже его выпускниками и преподавателями оценивается настолько высоко, что на надгробии Лоуренса Аравийского, прославленного многочисленными подвигами и приключениями, написано лишь, что он был выпускником колледжа All Souls. С XVIII века в Crist Church имеется библиотека, предназначенная только для занятий. Несколько витражей в соборе колледжа посвящены эпизодам из земной жизни святой покровительницы Фрайдзвайды - местной святой, жившей в 8 веке. Гробница святой, увы, пуста. Она была разрушена в XVI и восстановлена в конце XIX вв. В соборе Церкви Христовой каждый день проводятся кафедральные службы с проповедями, причастием и песнопениями в разные дни. Во время обучения колледж - это дом для студентов, где они учатся, живут и питаются. Некоторые помещения здесь использовались для съемок сцен из фильма "Гарри Поттер и философский камень". Колледж имеет собственную галерею живописи и рисунков старых мастеров.

Знаменитый парк колледжа Магдалены, кроме обязательного quad, запретного для чьих-либо следов, окромя профессорских, имеет роскошный старинный парк с многосотлетними деревьями, прекрасными цветниками, речкой, перехваченной мостиками, и огромным лугом. Нам рассказали, что раньше посадками с этого луга кормились студенты. Сейчас, когда имеются другие способы прокормления молодежи, луг не выкошен, и на нем кормятся очередные обитатели. Это небольшое стадо оленей, история которого восходит к тем временам, когда они использовались как запас не портящегося, а наоборот, прирастающего мяса. Сейчас ни аппетиты студентов и преподавателей, ни легендарные браконьеры им не угрожают. Но рассказывают, что чуть ли не до последнего времени на случающиеся иногда похороны кого-то из членов колледжа забивают для поминок оленя. Не удалось выяснить до конца, что происходит, если погибает олень. Но я думаю, что может быть поэтому в колледже нет двоечников.

Из небольшой речушки, вьющейся среди угодий парка, пьют горлицы, в ней плещутся утки, а на ее зеленоватой воде покачивается несколько лодок. За редкой решеткой забора резвятся белки. Здесь, в парке колледжа, а также на улицах города мне встречались старые усталые деревья, аккуратно поддерживаемые металлической опорой с лапой для ствола. До этого видел такое только в Испании. Город (и наверно страна) заботится о своих немощных. Надо было видеть, как на концерте, где мы побывали, все, бывшие рядом, поднялись, чтобы помочь пожилой даме пересесть с инвалидной коляски на ее место в партере. С каким уважением и готовностью помочь держались все эти люди. Автобус может сколь угодно долго стоять на остановке, чтобы подождать, пока усядется и прикрепится инвалид-колясочник или мама с двойной коляской, в которой совсем маленькие погодки. Инвалидная коляска – очень часто встречающееся обозначение на улицах, в общественном транспорте, в магазинах и кафе. Поэтому подпорки для очень старых деревьев смотрятся органично.

Сегодня в Sheldonian Theatre в Оксфорде известный Английский камерный оркестр в рамках юбилейного празднования дает концерт. В программе произведения Йозефа Гайдна, Феликса Мендельсона и Людвига ванн Бетховена. Соло на скрипке – Стефани Гонли, дирижер – Кристиан фон Голдбек. Шелдиниан так же, как собор святого Павла в Лондоне, был построен по проекту знаменитого архитектора Кристофера Рена, бывшего также математиком и механиком, несколько веков назад. Мы сидим в некотором роде в партере, составленном из произвольно размещенных по сторонам от оркестрантов стульев. Здание с несколькими ярусами и двойным светом производит сильное впечатление. Потолочный свод украшен живописным панно, изображающим аллегорическое сошествие истины на искусства и науки.

Лицом к нам весь оркестр, состоящий в основном из молодых музыкантов, среди которых с десяток ветеранов. Хороший оркестр и известный и любимый дирижер, если судить по реакции публики, заполняющей зал практически полностью. Оформление зала, форма окон, превосходная акустика, размещение оркестра – все это создает ощущение подлинности и традиции, как нельзя более гармонирующих с программой концерта. Особое впечатление – лица слушателей, пожилых и молодых, их манера слушать и переживать музыку. Я помню такие лица в Большом и Малом залах Московской консерватории когда-то. С годами, к 90-м их практически не стало, «иных уж нет, а те – далече».

Может быть не самая лучшая Симфония №92 «Оксфордская», придворная и велеречивая. Почему «Оксфордская»? Как рассказывает Джеймс Катберт Хадден в своей монографии о Гайдне, изданной в Эдинбурге в 1902 г., «в июле месяце 1791 г. Гайдн отправился в Оксфорд на празднование, где он был удостоен докторской степени. Как вспоминал композитор, ему пришлось выложить полгинеи за колокольный перезвон при присуждении степени и полгинеи за мантию. Он нашел церемонию слегка докучливой и чувствовал себя довольно нелепой фигурой в пышной мантии из шелка вишневого и кремового цветов. На концерте после торжественной церемонии он подхватил мантию и, приподняв ее, воскликнул по-английски: «Я благодарю вас». Позже он писал: «Мне пришлось прогуливаться в этом одеянии около 3 дней, и единственным моим желанием было, чтобы мои венские друзья могли меня в нем увидеть». Может поэтому симфония не очень удалась, а может адекватно передала его чувства по этому случаю. Но это конечно не претензия к оркестру.

Мендельсон в скрипичном концерте в исполнении оркестра и солистки звучал очень лирично и проникновенно и вызвал бурю оваций зала, вообще-то, похоже, не склонного к излишней экзальтации и переоценке исполнителей. Дирижер и солистка несколько раз выходили на поклоны и явно были довольны тем, как их принимала оксфордская публика. Концертный зал находится в самом центре города, ему соседствует едва ли не вторая по величине фонда библиотека страны – Бодлеанская. На ограде обоих зданий множество античных по облику скульптурных портретов, моделями которым послужили вполне современные для периода возведения зданий писатели и деятели культуры. На снимке один из двух стоящих у входа в библиотеку – Уильям Герберт, герцог Пембрукский, в рыцарском одеянии, бывший в свое (шекспировское) время канцлером университета.

Экология. Это слово до сих пор наши компьютеры подчеркивают красным, как сомнительное. Здесь, в довольно большом городе с населением более 150 тыс. человек, из которых 30 тыс. – студенты, с развитой торговой, транспортной и культурной инфраструктурой, с некоторыми промышленными предприятиями - это чистота на городских и окрестных улицах и дорогах и качество воздуха. Воздуха, которым не только можно, но и следует дышать. Воздуха, в котором совсем не ощущается гари и транспортных выхлопов. На двухэтажных мощных автобусах гордые надписи: «Этот автобус выделяет на 30% углекислого газа меньше, чем обычный», «Внося повышенную плату за транспорт, вы помогаете нам и себе получать чистый воздух. Гибридные системы движения – это наше участие в борьбе за чистый воздух», «Это часть нашего вклада в экологию Оксфорда».

Цена на транспорт, на мой взгляд, запредельная, чуть ли не на порядок (в 10 раз) больше, чем у нас. Правда, существуют приличные скидки, если сразу брать билеты туда и обратно или покупать карточку, скажем на неделю, как мы через пару дней и сделали. Но оно того стоит: очень дорогое топливо высокой очистки, фильтры, системы дожигания, гибридные системы привода – наверно это еще не все, что позволяет наслаждаться городским воздухом, так же, как сельским, о котором несколько позже. На улицах все время кто-нибудь прибирается, подметает, копается в цветниках, разбитых буквально у каждого дома. Мусорные баки, окрашенные в два разных цвета (для пищевых и не пищевых отходов), - едва ли не самый частый элемент уличного антуража. Правильные хозяева прогуливают правильных собак. Собаки вежливые, может традиционные генетика и воспитание, может они здесь вообще не считают людей объектами для облаивания, нападения и покусания. За все время не видели ни в городе, ни в окрестностях ни одной бродячей собаки, тем более стай таких собак. Нигде ни одной надписи или таблички, касающейся собак, в отличие от людей, которым предлагается: “Please, не наступайте на траву», “Please, придерживайтесь дорожек». Или даже: «Пожалуйста, потрогайте», как это имеет место в музее этнографии и археологии Оксфордского университета, основанном Питтом Риверсом.

Генри Огастес Лейн-Фокс Питт-Риверс (1827-1900) — генерал-лейтенант английский армии, этнограф и археолог, представитель знатного рода, судя по портретам, храбрец, красавец и умница. Когда-то его коллекция образцов животного мира и всяких редкостей из разных стран, где ему довелось побывать, подаренная Оксфорду, легла в основу музея, для которого город за год (!) построил необыкновенное здание. Собрание музея, которое начиналось с 20 примерно тысяч экспонатов, сейчас составляет более 100 тыс. единиц хранения. Оно включает наряду с прочим реконструированные скелеты, яйца и отливки следов динозавров (из раскопок не очень далеко отсюда), коллекции жуков и бабочек, черепа редких животных, выполненные век – два тому назад чучела зверей, предметы индейской культуры из Северной Америки, включая тотемные знаки, и многое другое. В галереях музея прекрасные скульптуры деятелей европейской науки, в числе которых Дарвин и Ньютон.

Посещение музея, да еще с детьми – способ побывать в разных изведанных и неизведанных, слыханных и неслыханных мирах. Музей располагается в необыкновенной красоты ажурном здании из металла, дерева и стекла, при нашем путешествии по нему пронизанном солнцем и светом. Оно чем-то напоминает старинный вокзал, и потому сразу же приходит воспоминание об Орсэ, хотя здешний двухэтажный музей с высокими арочными сводами конечно меньше. Нам очень повезло, в понедельник все музеи закрыты, а этот нет. И здесь мы всё увидели, потрогали и впитали злато информации, которой делилась с нами наша вдохновенная и все знающая предводительница.

Если не надоела музейная тема, расскажу еще об одном собрании, на этот раз Музея искусства и археологии Оксфордского университета Ashmolean. Он был основан в конце XVII в. также на базе частной коллекции. Сейчас музей занимает отличное здание, отстроенное позже специально для него. На нескольких этажах располагаются коллекции fine art, где в числе прочего представлены хорошие копии греческой и римской скульптуры и классическая живопись. Вот заголовки некоторых разделов экспозиции: «Рим», «Мир Греции», «Восток в гостях у Запада», «Азиатские перекрестки». Выставлены фрагменты коллекций монет, в том числе золотых и серебряных, необыкновенно интересное и разнообразное собрание фарфора из Ворчестера в посуде и мелкой пластике, с позолотой и росписью кобальтом. Выставлено европейское, в частности, английское стекло.


Живописный раздел представляет художников итальянского Возрождения, Францию, английских классиков и прерафаэлитов. Каждое имя представлено одной, двумя, тремя работами. Лоренцо Креди, Микеланджело, Бронзино, Тициан, Рубенс, Эль Греко, Мане, Камиль Писсаро, Ренуар, Ван Гог, голландцы. В городе достаточно много небольших галерей, принадлежащих колледжам, где картины мастеров и хорошие копии – это еще и инструмент инвестиций. В Ashmolean наибольшее впечатление на меня произвела картина Паоло Учелло «Охота в лесу», яркая, динамичная, населенная множеством персонажей. Сумрак леса заполнен привстающими в стременах всадниками, загонщиками, егерями, сворой мчащихся охотничьих собак и спасающимися от них оленями. Обилие красного цвета в одежде охотников, их жестикуляция, пики в руках загонщиков придают изображению драматизм и ощущение движения, а перспектива темно-зеленого леса как будто втягивает в себя всю эту армаду. Он выполнил ее в 1460 г., будучи уже зрелым художником, подтвердив репутацию певца природы и мастера перспективы. Картина эта в стороне от его портретных работ и картин с библейскими сюжетами, сравнивать ее можно только с батальными его полотнами, она какая-то совсем особенная. К сожалению, в моем распоряжении только небольшой фрагмент этой картины, к тому же снятый с экрана монитора.

Пока мы рассматриваем сокровища музея в самом нижнем, подвальном помещении проводятся занятия с детьми, которые рисуют, что-то рассказывают, общаются между собой и с работниками музея. По увлеченности и вовлеченности видно, что эта ребятня – профессионалы. В музее поразительно большая и интересная коллекция музыкальных инструментов, в том числе работы трех поколений скрипичных мастеров Амати из Кремоны.

Июньская сенная лихорадка догнала меня в Оксфорде. Здесь цветут во всю мои злаковые травки и Ryegrass в том числе, запоздав здесь и у нас на пару недель из-за необычно прохладных конца весны – начала лета. Хотя у островитян лето нежаркое, в том числе, судя по очень малому числу видимых кондиционеров. Впрочем, здесь принято использовать центральное кондиционирование на дом, и выступающие челюсти кондиционеров на фасадах довольно редки, как и тарелки спутникового ТВ, кабельное, похоже, справляется вполне. Солнце половину дней за завесой облаков, и ветровки или легкие куртки совсем нелишни. Правда, вся малышня, путешествующая в кенгурятниках или на прогулочных колясках, - босоногая. Может отсюда потом приверженность к спортивным играм и джоггингу и нордические закалка и нрав?

Архитектура. Это слово здесь часто всплывает в сознании. Среди повсеместных цветников и образчиков городской скульптуры домики и дома, непохожие друг на друга и вместе с тем составляющие удивительный городской ансамбль, в котором причудливо переплетены средневековье, викторианский и георгианский стили, здания и строения многочисленных колледжей, церкви и соборы. Диссонансом смотрится только новое здание инженерного факультета и лабораторий, современное, накрученное, застекленное, похоже, одно из самых высоких в городе. Но если отнестись к нему как к странности, все остальное – гармоничное, стильное, взаимодополняющее. Здесь стиль – это связь времен, когда тебе показывают череду домиков, утопающих в розах, а про один из них говорят: «А этот сохранился со средневековья». Он чуть выпадает из ансамбля строений потемневшим камнем стен и некоторой особенностью устройства крыши. Здесь не «порвалась связь времен», о которой так горевал когда-то старина Уильям. И здесь стилевое разнообразие и связность ансамбля и есть эта самая связь времен. Ее чувствуешь, зайдя попить кофе в самую первую кофейню в Европе или рассматривая афишу ближайшего концерта в самом первом в Европе концертном зале, который был построен и открыт для публики, чтобы она приходила сюда слушать музыку и платила за это деньги. Кстати, по городу много объявлений о бесплатных хоровых и музыкальных выступлениях в церквях главным образом.

А какой на Хайстрит в Оксфорде магазин старых гравюр, карт и архитектурных планировок. Когда план какого-то города или места встает перед вами и несколькими нарисованными в маргиналиях фигурами, вполне возможно даже и реальными, история дышит со старинных оттисков, заложенных в паспарту, черно-белых или тонированных, отстоящих от нас на сотню, а то и на сотни лет. Когда воздух в магазине, где все можно увидеть и потрогать, перелистывая или перекладывая, пахнет немного бумажным тленом, как это бывает в породистых антикварных или букинистических магазинах. Рядом художественная галерея с черными буквами на белом фронтоне MODERNISM, где выставлены и продаются в основном рисунки и гравюры может быть не самых известных мастеров, но породистые. Зато и цены, которые можно назвать довольно демократическими за подлинники, да еще старенькие. Сегодня в небольшом зале вывешены, в том числе, прерафаэлиты.

Кроме таких магазинов, в центре города множество лавочек с особенными сувенирами, мелкой фарфоровой пластикой, играми и игрушками, коллекционными предметами, скажем, teddy bears, породистой или просто красивой посудой, в том числе от хороших британских мануфактур. Много магазинов одежды, в некоторых из которых можно взять напрокат академическую форму для какого-то случая. А в других можно приобрести и подогнать по фигуре весьма достойный по цене твидовый костюм. В то же время в каких-то магазинах можно накупить недорогой одежды и футболок и приобрести вполне нормальные джинсы за 5-6 фунтов (примерно 450 – 540 руб).

В первый день по приезде вижу ряд странных магазинов вроде, например, одежды или книг, а то и какой-то хозяйственной утвари, у которых на вывеске написано «Фонд борьбы с раком» или «Фонд здоровья». Оказывается, это комиссионные некоторых благотворительных организаций. Состоятельные люди (говорят, их достаточно в городе) отдают сюда ненужное в качестве пожертвований, приносят детские вещи от перерастающих их ребятишек. Вещи обычно продают недорого, и покупатели находятся. Выручка идет на разработку лекарств, проведение исследований методов лечения болезней, на операции. Торгуют в этих магазинах пенсионеры и таким образом получают приработок к пенсии. По-моему, очень достойно.

Складывается впечатление, что при чудовищно дорогом транспорте и очень дорогой недвижимости и аренде жилья цены продуктов питания и серийной одежды, а также средний чек в некоторых кафе близки к нашим или даже дешевле. Это конечно не касается фермерских продуктов (или органической пищи, как их здесь называют), фирменных брендов одежды и французских сыров. Мы что-то покупали в некоторых продуктовых супермаркетах и побывали в магазинах здешнего крытого рынка, который существует очень давно. Убедитесь по фото в разнообразии и красоте выкладки продуктов на мясных, рыбных и кондитерских прилавках рынка. Магазин пирожных демонстрирует создание сладких шедевров по заказам прямо на ваших глазах.

Здесь, на сладком прервемся, чтобы передохнуть перед следующим постом.

Источник: http://www.tourblogger.ru/blog/puteshestvie-v-oksf...

Комментарии


Создание сайтов Создание сайтов в Киеве